Новости

Военным следственным отделом Следственного комитета Российской Федерации по Иркутскому гарнизону завершено расследование уголовного дела в отношении бывшего бухгалтера филиала «Иркутский» ОАО «Славянка» Ирины Березовской. Она обвиняется в совершении преступления, предусмотренного ч.4 ст.160 УК РФ (хищение чужого имущества, вверенного виновному, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, в особо крупном размере).

После предложения Председателя Следственного комитета о создании финансовой полиции представителями ряда ведомств были высказаны, мягко говоря, сомнения в целесообразности создания подобной структуры. Якобы новое ведомство, будь оно создано, станет дублировать функции уже имеющихся структур (ДЭБ МВД, Росфинмониторинг и т.п.). Более того, некоторые оппоненты этой идеи договорились до того, что «финансовая полиция превратится в некий аналог опричнины».

Думаю, что столь категоричное неприятие идеи вызвано в большей степени непониманием её сути. Поэтому считаю, что нужно привести некоторые аргументы в поддержку создания финансовой полиции.

Почему именно мы заинтересованы в решении этой проблемы? Во-первых, с 2011 года расследованием налоговых преступлений занимается Следственный комитет. Во-вторых, мы озабочены объемами выводимых за рубеж денежных средств.

Возьмем, к примеру, проблему фирм-"однодневок". По данным ФНС России, сейчас в стране больше миллиона брошенных компаний, с которых практически невозможно взыскать налоги в связи с тем, что эти фирмы, как правило, зарегистрированы на умершего человека или по поддельным документам. По официальным данным Центробанка, которые озвучил первый заместитель председателя Правительства РФ Игорь Шувалов, работающие в России фирмы-"однодневки" не доплачивают в бюджет ежегодно до 1 трлн. рублей. И куда же уходят все эти деньги?

По данным того же Центрального Банка, в прошлом году чистый отток капитала из России составил 56,8 млрд. долларов США, из которых 35,1 млрд. были выведены в рамках так называемых сомнительных финансовых операций. Есть достаточные основания полагать, что эти средства были нажиты преступным путем в результате совершения коррупционных и финансовых преступлений. Подобные денежные средства никогда не проводятся по личным счетам тех, кто совершил преступление. Эти капиталы выводятся за рубеж по фиктивным внешнеэкономическим контрактам с использованием фирм-"однодневок", в связи с чем установить их выгодоприобретателя одними только методами анализа невозможно.

Существующая система выявления этих преступлений далека от совершенства. Она не позволяет сопоставить данные об основном преступлении, в результате которого был получен капитал, с информацией о подозрительных финансовых операциях, направленных на его вывод за рубеж.

Скажем, российский орган финансовой разведки (Росфинмониторинг), в который и поступает информация о подозрительных финансовых операциях, является информационно-аналитическим ведомством. Посредством анализа он может установить лишь факт сомнительности той или иной внешнеэкономической операции, однако лишен возможности выявить её бенефициаров, так как не наделен полномочиями по осуществлению оперативно-розыскной деятельности.

С другой стороны, органы, наделенные такими полномочиями (МВД России, ФСБ России, ФСКН России), не имеют непосредственно доступа к информационным ресурсам о подозрительных финансовых операциях.

Таким образом, информация о преступлениях, в результате которых наживаются незаконные капиталы, а также об операциях, посредством которых они поступают за рубеж, существует разрозненно и сводится воедино в крайне редких случаях. Решить эту проблему смогло бы новое ведомство, создание которого и предлагается Следственным комитетом.

Сочетание в компетенции одного ведомства функций финансовой разведки, оперативно-розыскной деятельности и контроля за распоряжением государственным имуществом позволит оперативно сопоставлять информацию об источнике происхождения преступного капитала (основном преступлении) с данными о подозрительных финансовых операциях, направленных на его вывод за рубеж, быстро документировать следы этих преступлений, своевременно пресекать движение криминальных денежных средств и направлять следователю качественный материал, имеющий реальную судебную перспективу.

Следственными органами Следственного комитета Российской Федерации по Калужской области возбуждено уголовное дело в отношении 58-летнего жителя Боровска, занимающего должность директора Боровского лесничества. Он подозревается в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст. 30 ч.3 ст. 291 УК РФ (покушение на дачу взятки за совершение заведомо незаконных действий).

 

Следственными органами Следственного комитета Российской Федерации по Орловской области возбуждено уголовное дело в отношении депутата Свердловского районного Совета народных депутатов Орловской области и его сына – депутата Новопетровского сельского поселения Свердловского района Орловской области. Они подозреваются в совершении преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 2 ст. 166 УК РФ (неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения) и п. «а» ч. 2 ст. 161 УК РФ (грабеж).

 

22 февраля 2013 года в следственные органы обратилась жительница города Электрогорска с заявлением о том, что накануне 21 февраля вечером неустановленное лицо, находясь в квартире дома совершил насильственные действия сексуального характера в отношении 10-летней дочери.